ФЭНДОМ


Угурба́до — "вечно второй", могущественный маг, совершивший путешествие на обратную сторону "Сердца Мира" и получивший там особое могущество. Помощник Лойсо Пондохвы, единственный оставшийся в живых после Войны за Кодекс Старший магистр Ордена Водяной Вороны. Был казнён Максом, но увы, успел разбудить в Ехо проклятие Анавуайны...

Рассказывает Лойсо Пондохва Править

Orden Semilistnika

Орден Семилистника

— Самое замечательное в биографии Угурбадо, что за свою долгую жизнь он успел побывать Старшим Магистром нескольких Орденов. Факт совершенно исключительный! Он начал свою карьеру — где бы ты думал? — в Ордене Семилистника!

— Ничего себе! — я даже рассмеялся от неожиданности.

— Можешь себе представить! — кивнул Лойсо. — Он очень быстро стал младшим Магистром и почти так же быстро — Старшим. Но на этом его головокружительная карьера и закончилась. Угурбадо был самым честолюбивым из людей, имеющих дело с чудесами, и при этом его могущества никогда не хватало, чтобы стать первым. Когда умер последний из семи Основателей Ордена и Великим Магистром стал молодой Нуфлин Мони Мах, Угурбадо впал в такую ярость, что от одной из загородных резиденций Ордена камня на камне не осталось... Насколько я знаю, сначала он собирался вызвать Нуфлина на поединок — в то время это считалось вполне законным способом окончательно выяснить, кто достоин мантии Великого Магистра. Но в последний момент Угурбадо передумал. Между прочим, правильно сделал: я терпеть не могу этого параноика Нуфлина, но следует признать, что в то время ему не было равных! Угурбадо тоже это понимал, а посему решил просто уйти. Правда, он нашёл неплохой способ хлопнуть дверью...

— Какой? — спросил я, поскольку Лойсо умолк.

Orden Stola Na Pustoshi-0

Орден Стола на Пустоши

— Не гони меня в шею, сейчас всё узнаешь... Какое-то время после этого об Угурбадо ничего не было слышно. Но через пару дюжин лет он объявился в резиденции Великого Магистра Ордена Стола на Пустоши. Насколько мне известно, он пришёл туда не с пустыми руками: несколько священных тайн Ордена Семилистника благополучно перекочевали в распоряжение Великого Магистра Тотты Хлуса. Угурбадо, разумеется, тут же стал Старшим Магистром Ордена и зажил припеваючи. Эта идиллия продолжалась лет шестьдесят, пока старик Тотта не решил навестить Тёмных Магистров... После его смерти Угурбадо с удивлением обнаружил, что мантия Великого Магистра достанется другому парню. История повторилась: Угурбадо не решился вызвать своего соперника на поединок, немного побузил и гордо удалился.

Orden Zelenyh Lun-0

Орден Зеленых Лун

В конце того же года Угурбадо навестил резиденцию Ордена Зелёных Лун, но Великий Магистр Менер Гюсот предложил ему только пост младшего Магистра — «для начала». Говорят, Угурбадо вышел от него, так и не сказав ни слова, иссиня-белый от злости... Всё это так его потрясло, что он решил покинуть Соединённое Королевство — подлечить нервы, я полагаю...

Лойсо недобро ухмыльнулся и продолжил:

Orden Reshetok i Zerkal-0

Орден Решеток и Зеркал

— Почти через сто лет он объявился в Ордене Решёток и Зеркал, где действовал по уже знакомой схеме: обменял несколько дюжин чужих тайн на место Старшего Магистра и принялся терпеливо ждать смерти Великого Магистра Тундуки Мандгебуха. Насколько мне известно, это была самая серьёзная из его попыток: парень так увяз в интригах, пытаясь подружиться с остальными Старшими Магистрами и перессорить их между собой заодно, что Великий Магистр Тундуки заподозрил неладное и благоразумно отослал Угурбадо в одну из провинциальных резиденций Ордена. Тот соблазнился предстоящей полнотой власти — пусть всего лишь в отдельно взятой резиденции! — и согласился. Ужасная ошибка! Через несколько лет после его отъезда старик благополучно умер, и Угурбадо получил официальное приглашение вернуться в столицу для участия в церемонии возведения в сан Великого Магистра одного из его хороших приятелей. Новый Великий Магистр, сэр Эшла Рохх, наивно полагал, что его старому другу Угурбадо будет приятно лично принести ему поздравления... В общем, Угурбадо вернулся в столицу и немного испортил им праздник, после чего с треском вылетел из Ордена, сам понимаешь!

Я уже улыбался до ушей, несмотря на жару. Мои страшные сны все меньше походили на вещие, что правда, то правда!

Orden Vodyanoj Vorony-0

Орден Водяной Вороны

— После всех этих приключений Угурбадо заявился ко мне, — продолжил Лойсо. — Признаться, я с интересом следил за его метаниями, поскольку с самого начала подозревал, что рано или поздно этот шустрый парень доберётся и до моего кабинета. Поэтому я сразу сказал ему, что чужие тайны меня очень даже интересуют, но умирать я не собираюсь — ни завтра, ни через тысячу лет. Так что мантия Великого Магистра ему здесь не светит. А Угурбадо заявил, что уже смирился с тем, что быть первым — не его судьба. И добавил, что если уж быть вторым, так только после самого Лойсо Пондохвы. В те времена меня можно было купить даже на куда более грубую лесть: теперь я понимаю, что был совершенным безумцем!.. Одним словом, я провел в его обществе несколько дней, узнал кучу небесполезных фокусов, которые другие Ордена считали своими страшными тайнами, а потом сделал Угурбадо одним из своих Старших Магистров, как и обещал с самого начала. Единственный случай, когда Старшим Магистром Ордена Водяной Вороны стал чужак, человек, который не прошел обряд посвящения ещё в детском возрасте... Впрочем, парень вполне тянул на то, чтобы стать одним из наших. Угурбадо действительно был очень могущественным колдуном, к тому же пребывание на нескольких разных Тайных Путях пошло ему на пользу. Если бы не маниакальная идея напялить на себя мантию Великого Магистра, ему бы и вовсе цены не было! Но людям, знаешь ли, свойственно несовершенство. Угурбадо был мне хорошим помощником, но когда он сам брался за дело, ничего путного у него не получалось...

— А как он умудрился остаться в живых во время Войны за Кодекс? Насколько я знаю, это не удалось никому из вашего Ордена...

— Да, моему Ордену была оказана особая честь! — усмехнулся Лойсо. — Охота шла не только на Старших и младших Магистров, но даже на послушников... Оно и правильно: с моими послушниками не всегда справлялись Старшие Магистры других Орденов! Угурбадо — единственный, кому удалось выжить... не считая меня конечно. Но причиной стала скорее его удача, чем могущество. Среди нескольких дюжин посланных за ним Магистров Ордена Семилистника были и хорошие друзья его юности. Угурбадо удалось сыграть на их сентиментальности и склонить этих бедняг к переговорам: он начал обещать, что навсегда покинет Угуланд и принесёт дюжину священных клятв, которые никогда не позволят ему вернуться... Не думаю, что ему удалось бы их уговорить, но это и не требовалось. Разговорами он отвлёк их от схватки — всего на мгновение, но этого оказалось достаточно. Пока ребята обдумывали его слова и открывали рты, чтобы ответить отказом, Угурбадо успел нанести удар. От его противников не осталось и пепла, а у Угурбадо хватило сообразительности понять, что ему действительно следует уносить ноги из Угуланда и вообще с Хонхоны — от греха подальше...

Можешь передать своему распрекрасному Джуффину, что у Угурбадо была одна безумная мечта: он всё собирался как-нибудь добраться до обратной стороны Сердца Мира. И мне кажется, что после окончания Войны за Кодекс у него образовалась целая куча свободного времени, чтобы осуществить свою безумную идею — почему бы и нет? Пусть твой Кеттариец поразмыслит об этом на досуге...

Диалог Макса с Джуффином Править

...Шеф откликнулся сразу же.

«Что, уже не спите?» — сочувственно поинтересовался я.

«Не уже, а ещё... Давай, Макс, рассказывай».

«Думаю, что краткую биографию этого горе-карьериста Угурбадо вы и без меня знаете?»

«Знаю, разумеется».

«Тогда мне следует начать не с начала, а с конца. Когда я уже собирался уходить — вернее, просыпаться, — Лойсо вдруг велел мне передать вам, что у Угурбадо была некая, по его словам, безумная мечта — попробовать добраться до какой-то обратной стороны Сердца Мира... Он уверен, что вы знаете, что это такое...»

«Ещё бы я не знал!»

Мне показалось, что Джуффин взволнован, хотя Безмолвная речь не слишком хорошо передаёт эмоции собеседника.

«Ещё что-то он тебе сказал? Я имею в виду — на эту тему. Бурная биография Угурбадо, в том числе и его знаменитая победа над дюжиной Старших Магистров Семилистника меня не интересует».

«Тем не менее именно это мне и пришлось выслушивать всю ночь! — проворчал я. — Впрочем, мне было вполне интересно... А что касается этой загадочной обратной стороны Сердца Мира, Лойсо ничего не стал объяснять, только добавил, что, по его расчётам, в распоряжении Угурбадо была куча свободного времени, чтобы осуществить свою давнишнюю мечту. И ещё он сказал, что вы наверняка объясните мне, какую грандиозную услугу он нам оказывает... Кстати, это действительно так?»

«Он ни капельки не преувеличил. Скорее уж поскромничал, — сухо согласился Джуффин. — Его информация в корне меняет дело... Соответственно, твой сон всё больше походит на дрянное пророчество. При встрече объясню подробнее».

Рассказ Кофы Править

— Ты уже закончил шебуршить? — наконец спросил он. — А теперь слушай меня внимательно. Главный герой твоих предрассветных грёз действительно вернулся в Ехо, это совершенно точно. До него я пока не добрался, что само по себе довольно странно... Но Кофа умудрился задержать его слугу, представляешь?

— Не представляю, — честно сказал я. — Откуда вы его выцарапали, Кофа?

— Из темноты ночи, — лаконично объяснил Кофа. Потом рассмеялся и добавил: — Вообще-то я обнаружил этого парня на пороге «Джубатыкского фонтана». У него не нашлось дюжины горстей, чтобы заплатить за вход, и он пытался показывать фокусы почтеннейшей публике. Засовывал себе в рот два кулака сразу и обещал местным выпивохам, что если они скинутся и проведут его внутрь, он покажет им кое-что поинтереснее...

— Лихо! — уважительно отозвался я. — По крайней мере, теперь я могу себе представить, как протекают суровые будни нашей Городской полиции. Полагаю, им ежедневно приходится сталкиваться с такого рода чудесами! Честно говоря, я им не завидую... А откуда известно, что этот тип действительно слуга Угурбадо? С его слов — так, что ли?

— Вот именно, с его слов. Парень почему-то решил, что когда мы узнаем, у какого могущественного человека он служит, мы его тут же отпустим да ещё и извинимся на всякий случай! — Джуффин неожиданно рассмеялся. — Сейчас он дрыхнет в одном из Бубутиных подвалов — не у себя же его держать! — так что тебе ещё предстоит на него полюбоваться... Бедняга так перепугался, когда понял, что мы не собираемся его отпускать! Впрочем, мне кажется, что страх — его естественное состояние: Угурбадо совсем запугал своего верного раба... Кстати, парень действительно раб: Угурбадо купил его лет семьдесят назад на окраине Куманского Халифата. Там, на границе обитаемых земель и Хмиро, до сих пор существуют невольничьи рынки. Разумеется, не совсем легально, но власти предпочитают закрывать глаза на это безобразие. Оно и правильно, наверное: если Стражам Красной Пустыни будет негде продавать своих многочисленных пленников, процесс охраны границы быстро перестанет казаться им увлекательным... Так что наш арестованный когда-то принадлежал к одному из кочевых племён Красной Пустыни.

— Он утверждает, что его народ называется энго, — вставил Кофа. — Помнишь, кто такие энго, Макс?

— Грешные Магистры, так он ещё и людоед! — фыркнул я. — Ох, Джуффин, рассказывайте дальше!

— Этот бедняга говорит о своём хозяине только во множественном числе: «они будут недовольны», «они мне приказали» и так далее — можешь себе представить, какие у них чудесные отношения! Боюсь, Угурбадо утратил последние остатки разума, если уж ему действительно приятно держать при себе этого запуганного дурачка...

— А как вы на него наткнулись? — полюбопытствовал я. — Мало ли в Ехо бездёнежных пьянчуг! Особенно у входа в «Джубатыкский фонтан».

— Как, как... — передразнил меня Джуффин. — Как всегда: стоило только захотеть. Мы с Кофой всю ночь рыскали по Ехо в поисках Угурбадо. В результате я только заработал головную боль: думаю, парень каким-то образом учуял, что я ищу его след, и у него нашлось что мне противопоставить — вот уж никогда бы не подумал! Зато Кофе досталось хоть что-то!

— Ну, если уж я действительно хочу кого-то разыскать, мои ноги послушно несут меня в нужном направлении, — вздохнул Кофа. — Так что, откровенно говоря, я рассчитывал на большее! Мне бы полагалось привести вам самого Угурбадо, если уж его действительно занесло в Ехо...

— Может статься, что Угурбадо уже не тот, что прежде... Ладно, там видно будет! — задумчиво сказал Джуффин.

Он красноречиво посмотрел на меня, и я понял, что развивать эту тему пока не стоит: очевидно, моя дружба с Лойсо по-прежнему должна была оставаться самой страшной тайной Соединённого Королевства.

— Но если уж к нам попал этот нетрезвый раб, мы могли бы послать по его следу Нумминориха, — нерешительно предложил я. — По его запаху Нумминорих легко найдёт дом, где...

— Ну спасибо, сэр Макс! Хорошего же ты мнения о наших умственных способностях! — проворчал Кофа. — Как только я выяснил, что этот парень — слуга Угурбадо, я разбудил Нумминориха и сэра Шурфа. Так что они встретили рассвет в совершенно пустом доме возле кладбища Скауба. Нумминорих уже прислал мне зов и сообщил, что в последнее время в этом доме околачивались два человека. Полагаю, одним из них был наш пленник, а второй — сам Угурбадо, кто же ещё? Но обитатель дома благоразумно ушёл оттуда Тёмным Путём, так что волшебный нос Нумминориха дела не решит: одного запаха недостаточно, чтобы провести по Тёмному Пути желторотого новичка...

Обратная сторона Сердца Мира Править

— Ну так что это за обратная сторона Сердца Мира? — нетерпеливо спросил я, берясь за рычаг амобилера. — И чего нам следует ожидать, если этот горе-карьерист Угурбадо действительно её нашёл?

— Если Угурбадо побывал на обратной стороне Сердца Мира, нам следует готовиться к худшему! — мрачно сказал Джуффин. — Поэтому, собственно, я и решил с тобой поехать... <...>

— Лучше скажите, в каком месте выходит на поверхность второй конец стержня? Что там творится?

— А никто толком не знает, что именно там творится, поскольку там ничего нет, кроме океанского дна под несколькими милями воды. <...> Там обитает некая неописуемая тварь — возможно, дальняя родственница чудовища из залива Ишма, которое этой зимой объявилось в Хуроне. Она готова сожрать каждого, кто заявится на её территорию... Но некоторых она выплевывает. Или как-то иначе извергает из своего организма, кто её знает!

По злокозненной улыбке шефа я сразу догадался, какого рода версия у него была на сей счёт.

— Какая гадость! — искренне сказал я. — И что за коврижки полагаются героям, отважно отдавшим себя на ужин этой голодающей зверушке?

— А вот коврижки-то как раз им полагаются самые соблазнительные. Из пасти чудовища возвращается совершенно другой человек. Или даже не человек — кому как повезет!.. Считается, что, побывав в утробе этой твари, любой человек обретает невиданное могущество. Максимально возможное, но не вообще, а для него лично. <...>

— Слушайте, но если этот Угурбадо действительно осуществил свою голубую мечту... Нам предстоит иметь дело с очень серьёзным противником, да?

— Да, — сухо подтвердил Джуффин. И неожиданно улыбнулся: — Не переживай, сэр Макс! Меня, конечно, ещё ни разу никто не ел... Тем не менее у меня не так уж мало могущества и богатый опыт общения с серьёзными противниками, можешь мне поверить. Да ты и сам не подарок. Так что сэр Угурбадо может начинать жевать свою скабу

Попытка встать на след Править

— Правда? — удивился Джуффин. — <...> Что ж, пошли прогуляемся по дворцу сэра Угурбадо.

Прогулка была недолгой. <...> В дальней стене мы обнаружили дверь, которая вела в спальню. <...>

— Похоже, в этой постели спали двое, — заметил Джуффин. — Неужели Угурбадо вернулся в Ехо только для того, чтобы на старости лет наконец-то завести роман? Было бы забавно...

— Наверное, сэр Угурбадо предпочитает спать в обнимку со своим верным рабом! — усмехнулся я. — Представляете, как это трогательно?

— Представляю. Но его раб, скорее всего, спал на этой подстилке, — Джуффин ткнул пальцем в сторону тонкого коврика у порога.

— Честно говоря, даже в свои худшие времена я бы не позволил такой тряпке поганить своё жилище! — брезгливо сказал я.

— Ты у нас такой избалованный! Сразу видно царственную особу, — усмехнулся шеф. — Ладно, мне не так уж интересно, с кем спал Угурбадо. Я предпочёл бы просто найти его самого, чем быстрее, тем лучше... Прогуляйся по дому, сэр Макс. Если Угурбадо ещё не научился летать, здесь должны быть его следы.

Я послушно прошёлся по спальне, потом вернулся в гостиную, стараясь сосредоточиться на ощущениях в своих пятках. Признаться, я уже начал забывать, как это делается: с тех пор как Тайный Сыск с моей лёгкой руки обзавелся штатным нюхачом, мне ни разу не пришлось пробовать свои силы в качестве Мастера Преследования.

В конце концов мне кое-как удалось сосредоточиться на процессе вдумчивой ходьбы по гостиной. Внезапно мои ноги обрели самостоятельность: я больше не решал, куда следует повернуть, загадочные нижние конечности сами выбирали, какой участок тщательно вымытого обшарпанного пола им следует попирать. Степень самоуверенности моих ног свидетельствовала о том, что я напоролся на след самого сэра Угурбадо, а не его горемычного раба: идти по следу могущественного колдуна всегда гораздо легче, чем по следу обыкновенного человека...

— Есть! — сообщил я Джуффину. — Вот он, след, только...

Я ошеломленно заткнулся и постарался разобраться в своих ощущениях. Что-то было не так с этим грешным следом. Наконец я понял, что именно не так: мне не хватало ног, чтобы по нему идти. В моём распоряжении было всего две ноги — ничего удивительного, в этом отношении я ничем не отличаюсь от прочих представителей рода человеческого! А для того, чтобы идти по следу Угурбадо, их требовалось четыре, не больше и не меньше... Это было, надо сказать, неприятно: любой Мастер Преследования во время погони становится почти одержимым, поэтому конфликт между насущной потребностью организма и его реальными возможностями вполне мог свести меня с ума.

— На четвереньках он бегал, что ли?! А может, и мне стоит попробовать? — растерянно спросил я.

— Что случилось, Макс? — нетерпеливо спросил Джуффин.

— Сам не знаю. След один, а ноги четыре... А может быть, это какой-нибудь специальный способ защиты от преследователей? Вы не знаете, Джуффин?

— Кажется, у меня сегодня какой-то странный праздник: сбываются все мои наихудшие опасения, одно за другим, — проворчал шеф. — Сойди со следа, Макс. Эта задачка пока не по твоим зубам.

Я совершил дикий прыжок в сторону — самый простой и эффективный способ потерять след. Впрочем, мне известно еще одно средство, куда более эффективное: сэр Шурф Лонли-Локли в количестве одной штуки, который просто берет Мастера Преследования за шиворот и уносит куда-нибудь от греха подальше...

— Так что, Угурбадо действительно передвигался по дому на четвереньках? — спросил я.

— Если бы! — Джуффин еще секунду пытался хмуриться, потом махнул рукой и рассмеялся. — Нет, Макс, если бы он просто ползал на карачках, у тебя не возникло бы никаких проблем... Всё гораздо печальнее. Судя по всему, сэр Угурбадо призвал своего Второго, и у него это получилось, как ни странно.

— Какого второго?

— Ох, Макс, это так сложно! — вздохнул шеф. — Я, знаешь ли, скорее практик, чем теоретик... Просто всё устроено так, что у каждого человека есть Второй — необъяснимая, но вполне реальная часть нашего существа, которая обитает... Если честно, я не взялся бы описать тебе место, где она обитает! Но добраться туда вроде бы невозможно — и это к лучшему.

— Ещё одна Тень? — растерянно уточнил я.

— Можно сказать и так, хотя я не уверен, что это поможет тебе понять природу этого существа... Совершенно точно известно, что Второй приходит на помощь Стражу. Ты и сам видел двойника нашего Мелифаро, когда мы уходили на Тёмную Сторону... Но призвать Второго в мир повседневной жизни — это, на мой вкус, как-то слишком!

— Ладно, но что мы будем делать?

— То, что собирались с самого начала, — улыбнулся Джуффин. — Сейчас мы с тобой попробуем последовать за Угурбадо его Тёмным Путём, как и собирались. Просто на его след встану я сам. Ты знаешь, как я люблю над тобой издеваться, но этот двойной след... Я, видишь ли, не готов к мысли, что ты сойдёшь с ума прямо сегодня: мне делом надо заниматься, а не навещать тебя в Приюте Безумных!

— Спасибо, сэр, — вежливо сказал я. — Приятно знать, что вы собираетесь меня там навещать в случае чего...

— Всегда к твоим услугам! — Джуффин отвесил мне церемонный поклон. — А теперь соберись. Сейчас я нащупаю след Угурбадо, а ты должен встать на мой след. Он сам протащит тебя по Тёмному Пути, ты и пискнуть не успеешь!

— А у вас не будет проблем?.. — я замялся, пытаясь сформулировать свои опасения.

— Проблем со здоровьем — ты это хотел сказать? Так мило с твоей стороны беспокоиться обо мне, сэр Макс!.. Но никаких проблем не будет. Чего ты действительно не можешь, так это причинить мне какой-нибудь вред. И не потому, что я такой могущественный старый хрен — хотя не без того, конечно, — а потому... Нет, пожалуй, об этом мы с тобой поговорим позже.

— Лет через двести?

— Через двести — вряд ли. Вот лет через триста — ещё может быть. Экий ты, однако, торопливый!.. Ладно, все это хорошо, а теперь быстренько приводи себя в порядок и начинай поиски моего следа... И если можно, без всех этих твоих знаменитых перекуров, хорошо?

— Можно и без перекуров, — великодушно согласился я. — Вы из меня веревки вьёте!

Джуффин тем временем внимательно разглядывал пол у себя под ногами. Наконец он удовлетворённо кивнул и сделал шаг в сторону. Немного потоптался на месте и обернулся ко мне.

— Давай, нашаривай мой след, Макс. Если ты сделаешь это достаточно быстро, считай, что с меня причитается! Не такое уж неземное удовольствие — болтаться на конце раздвоенного следа этого безумца Угурбадо.

Тёмным Путём через Хумгат Править

— Могу тебя поздравить, сэр Макс: до сих пор считалось, что Тёмным Путём можно уйти разве что на несколько миль от дома. А мы с тобой только что выяснили, что Тёмный Путь может провести и через Коридор между Мирами. Мои мудрые наставники, знаешь ли, полагали, что это совершенно невозможно... Надо будет сказать спасибо Угурбадо: за такое открытие не жалко!

— Хотите сказать, что мы попали в какой-то другой Мир? — испугался я.

— Ага! — весело подтвердил Джуффин.

Первая встреча Править

— Это просто разминка, Угурбадо! — сообщил Джуффин нашему невидимому оппоненту. — У меня очень хорошее настроение, поэтому твоё драгоценное убежище пока не рухнуло: зачем без крайней нужды портить чужие вещи? Давай спускайся, радость моя. Считай, что я просто пришел поболтать. Если мы найдём общий язык, я не стану отдавать тебя на съедение сэру Максу, хотя у него уже слюнки текут.

Я ошалело покосился на шефа, но промолчал: пусть себе метёт что хочет!

Джуффин тем временем решил, что ему следует переменить настроение.

— Ладно, как угодно. Но теперь будет больно!

С этими словами Джуффин сделал невероятно красивый, стремительный жест, словно бы натянул тетиву невидимого лука. В темноте над нашими головами вспыхнула белая молния. Джуффин опустил руки и расслабился, а к нашим ногам откуда-то сверху с грохотом рухнуло маленькое коренастое тело. Оно бы, пожалуй, покатилось вниз по ступенькам, но Джуффин ловко ухватил его за шиворот, легко поднял в воздух и некоторое время с интересом рассматривал.

— Во что ты превратился, Угурбадо! От тебя же почти ничего не осталось, — вздохнул он, опуская карлика на ступеньку.

Тот попытался вырваться, но Джуффин мёртвой хваткой сжимал его шею. Малыш был вынужден утихомириться: ещё немного, и Джуффин вполне мог бы его придушить.

— На себя посмотри! — огрызнулся Угурбадо. — Во что ты сам превратился, Джуффин? Ты стал глубоким стариком за какие-то сто лет. Дружба с Нуфлином не пошла тебе на пользу, это следовало предвидеть! А теперь ты стал такой же старый, как он сам. Небось и свидание с Тёмными Магистрами не за горами?

— Ну что ты, дружок. Просто я решил, что солидная внешность пожилого джентльмена больше соответствует моей нынешней должности, — усмехнулся Джуффин. — А ты думал, что я сейчас обижусь и горько заплачу? Прелестная наивность! Вот если ты не позовешь своего Второго, я, пожалуй, действительно обижусь, можешь мне поверить! Я ужасно хочу с ним познакомиться.

— Зачем звать? Он сейчас сам придет, — буркнул карлик.

— Догадываюсь. Вы же теперь привязаны друг к другу, верно? Где один, там и другой — как трогательно! — усмехнулся Джуффин.

— Ты пытаешься говорить о вещах, которых не понимаешь! — прошипел карлик.

— Можешь мне поверить, уже понимаю. Стоило только на тебя посмотреть... Ты — конченый человек, Угурбадо. Твой Второй пожирает тебя, это же очевидно! Сэр Макс, возьми себе на заметку: вот что случается с нехорошими мальчиками, которые нарушают одно из Великих Правил...

— Что за великие правила такие? — встрепенулся я.

— Да ничего особенного. Просто краткий перечень основополагающих законов Вселенной, с которыми лучше смириться ещё до рождения... Одно из Великих Правил гласит, что никто не должен соединяться со своим Вторым в обыденной реальности. Вот на Пороге между Миром и его Тёмной Стороной — на здоровье!

От его лекции меня отвлек шум. Тяжёлые ритмичные шаги раздавались где-то над нами. Судя по всему, они приближались. Думаю, знаменитая статуя ревнивого Командора производила куда меньше грохота!

— Не переживай, мальчик. Это всего лишь второе тело сэра Угурбадо, — успокоил меня Джуффин. — Ага, вот теперь все в сборе!

Я ошеломлённо смотрел на приближающийся силуэт. Это был настоящий великан, метра три, честное слово! Я-то полагал, что двойник сэра Угурбадо должен быть точной копией его самого. Но какая уж тут копия! Сам Угурбадо был ростом с семи-восьмилетнего ребёнка, а этот монстр — в два раза выше взрослого человека... Впрочем, в их лицах было некоторое сходство — не абсолютное, но все же вполне заметное. Так бывают похожи братья: не близнецы, а просто дети одних родителей.

— Ты творишь тут страшные вещи, Джуффин. — В голосе великана было столько великолепной иронии — хоть погибай от зависти! — Пришёл в гости и сразу начал обижать малыша Угурбадо. Нет чтобы подняться ко мне, познакомить меня со своим спутником, выпить по кружечке камры и обсудить наши маленькие разногласия... А ты бузишь, как мальчишка, которому ужасно хочется выдержать экзамен название младшего Магистра какого-нибудь задрипанного Ордена!

— Это ты мне говоришь как крупный специалист по задрипанным Орденам? — обрадовался Джуффин. — Эх ты, чучело... Надо было сразу спуститься ко мне. Я, знаешь ли, стараюсь не ходить туда, куда меня настойчиво зовут... По крайней мере, если приглашение исходит от старинных друзей вроде тебя.

— Так вот какой ты стал, Джуффин: мудрый и осторожный! Лойсо был прав, когда говорил, что дружба с Нуфлином не доведёт тебя до добра.

— Знаешь, Угурбадо, ты ужасно напоминаешь мою мамочку: она тоже всё время пыталась решить, с кем из мальчиков мне можно играть, а с кем нельзя. Осталось только напялить на тебя её кухонный передник... Вернее, на каждого по переднику! — фыркнул шеф. Он поднял за шиворот в воздух тщедушное тело карлика. — Видишь, что у меня есть, Угурбадо? Так что поостынь, не выпендривайся, а просто иди сюда. Будь умницей.

— Престарелый сэр Халли пытается доказать всей Вселенной, что он всё ещё лихой Кеттарийский Охотник, — язвительно пискнул малыш.

— Ты у меня побубни ещё! — пригрозил Джуффин, встряхивая тщедушное тельце.

— Он рассердился! — обрадовался великан. — Молодец, мумуся, он действительно рассердился!

Мы с Джуффином переглянулись и неудержимо расхохотались. Казалось бы, мы были готовы ко всему. Но услышать, как одна часть сэра Угурбадо называет вторую «мумуся», — это уж как-то слишком! Угурбадо непонимающе уставился на нас двумя парами зеленоватых глаз: кажется, наше внезапное веселье его удивило.

Джуффин воспользовался общим замешательством и проворно ухватил великана за ступню, обутую в невероятных размеров сапог. Сколько раз я уже убеждался в удивительной силе своего начальника, но когда он без видимых усилий подтащил к себе эту громадину, я только рот распахнул.

— Вот так, — удовлетворённо сказал Джуффин. — Теперь у меня в каждой руке по сэру Угурбадо, можно возвращаться домой.

— Мася, этот ужасный человек приглашает нас прогуляться в Ехо, как тебе это нравится? — невозмутимо спросил великан.

— Да, он такой грозный — завидки берут, — отозвался карлик.

Сладкая парочка утробно захихикала.

Я мёртвой хваткой впился в перила. Мне очень не нравилось их хихиканье. Что-то тут было не так... Вернее, всё было не так, с самого начала! Вопреки нашим ожиданиям, эти двое оказались неправдоподобно беспомощными противниками. Джуффин делал с ними что хотел, а они даже не пытались сопротивляться, только язвительно хихикали. А ведь предполагалось, что Угурбадо проделал какую-то запредельную процедуру, в результате которой сделался чуть ли не самым могущественным колдуном нашего Мира!

Я заглянул в зеленоватые глаза карлика, благо его лицо было сейчас совсем рядом. Меня испугало полное отсутствие какого-либо выражения. Никаких эмоций, никаких опасений, только равнодушная уверенность в своих силах и абсолютное безразличие к собственной судьбе.

— А мальчик-то нас боится, мумуся! — удовлетворённо заметил карлик.

— Очень осторожный мальчик! — одобрительно кивнул великан. — Джуффин, а это не внучок Нуфлина часом?

Шеф внимательно посмотрел на меня. Кажется, он не мог понять, с какой стати Угурбадо вдруг заинтересовался моей персоной.

«Что-то здесь не так, Джуффин», — беспомощно объяснил я.

Мне пришлось воспользоваться Безмолвной речью: ужасно не хотелось, чтобы оба экземпляра Угурбадо приняли активное участие в обсуждении этой проблемы. Честно говоря, их дурацкое хихиканье здорово действовало мне на нервы!

«Что именно, можешь сформулировать?» — спросил Джуффин.

«Они ведут себя так, словно не могут с вами сражаться. Но боюсь, это не так, — я немного помедлил и решительно закончил: — Джуффин, мне кажется, они почему-то очень хотят, чтобы вы их убили... Они только этого и ждут, по-моему...»

«А попросить стесняются, так что ли? — с убийственной иронией отозвался Джуффин. — Ладно, не бери в голову. Сейчас мы доставим сэра Угурбадо в Ехо, посадим под замок, допросим как следует, и всё будет в порядке!»

«Вы уверены?» — с надеждой спросил я.

«Вообще-то я никогда ни в чём не уверен: так спокойнее живётся. И вообще, такие вещи следует выяснять опытным путём...»

С этими словами Джуффин начал спускаться по лестнице, волоча за собой тела Угурбадо: карлика он нес за шиворот, а великана просто тащил за ногу. Его голова глухо стукалась о ступеньки, но парень почему-то не возражал против такого способа передвижения.

Шеф обернулся ко мне.

— Давай становись на мой след, Макс: я собираюсь возвращаться домой. Надеюсь, ты составишь мне компанию.

— Подождите. Давайте так: сначала я спрячу этих красавчиков в пригоршню, а уж потом мы пойдём домой, — предложил я. — Вдруг они начнут вырываться в самый неподходящий момент!

— А что, это мысль! — обрадовался Джуффин. — А ещё лучше — сделаем так: ты возьмёшь себе одного Угурбадо, а я — другого. Мне будет спокойнее, если мы разлучим этих голубков!

Конец его фразы утонул в ужасающем грохоте: теперь в руках моего шефа бились не нелепые тела Угурбадо, а два сгустка иссиня-чёрной темноты. Мгновение спустя я увидел, как темнота, окружившая Джуффин, вспыхнула лазурным огнём. Он старательно комкал это пламя, словно бы собирался слепить здоровенный снежок из обжигающей руки ледяной кашицы. Мне оставалось только молча наблюдать за его действиями: вряд ли я мог чем-то помочь...

— Вот такие дела! — объявил шеф через несколько секунд. Он показал мне маленький тёмный комок, который был у него в руках. — Всё, что осталось от грозного сэра Угурбадо... Между прочим, не такой уж он оказался и грозный, вот что удивительно!

Джуффин с силой швырнул комок темноты себе под ноги. Ещё не достигнув лестницы, он исчез, вместо него на ступеньки грохнулись безжизненные тела Угурбадо. Я едва успел отпрыгнуть в сторону: ещё немного, и меня бы примяла здоровенная ножища великана.

— Прости, Макс, я немного не рассчитал, — лучезарно улыбнулся Джуффин. — Какой он всё-таки огромный, этот сэр Угурбадо, с ума сойти можно!

— А что у вас с ним случилось? — поинтересовался я.

— А что, разве непонятно? Стоило нам с тобой завести разговор о предстоящей разлуке двух половинок великолепного сэра Угурбадо, и его нервы не выдержали. Парень решил побороться за свободу, пока мы не приступили к осуществлению своего плана. Результат, как видишь, налицо! — Джуффин указал на два тела на ступеньках.

— Может быть, вы их ещё и испепелите? — предложил я. — Мне так будет спокойнее.

— Ну, если это доставит тебе удовольствие — пожалуйста, мне не жалко! — Джуффин повернулся к этой странной парочке и внимательно на них уставился.

— Что, не можете налюбоваться напоследок? — ехидно спросил я.

Джуффин ничего не ответил, он всё ещё смотрел на Угурбадо. Наконец оба тела вспыхнули ослепительно белым огнём и исчезли.

— И даже никакого пепла! — гордо сказал шеф. — Всё хорошо, что хорошо кончается...

Визит Мабы Калоха: как убить Угурбадо? Править

Orden Chasov Popyatnogo Vremeni-0

Орден Часов Попятного Времени

Маба, что ты тут делаешь? — изумлённо спросил Джуффин. — Нет, я рад тебя видеть, разумеется, но...

— Немного неожиданно, я понимаю. В последний раз я приходил к тебе в гости лет триста назад, — согласился сэр Маба Калох, бывший Великий Магистр Ордена Часов Попятного Времени и, на мой вкус, самое непостижимое из существ, которым нравится обитать под белым небом нашего прекрасного Мира.

<...>

— Как правило, если ты хочешь со мной повидаться, ты мне просто снишься, и всё, — заметил Джуффин.

— Ну, так это когда хочу... А сегодня мне именно позарез приспичило — есть разница?

— Есть, — устало согласился Джуффин. — Что-то я плохо соображаю после всего этого веселья.

— Не только после. Во время «веселья» ты тоже соображал неважно, — заметил Маба. — Впрочем, это не твоя вина. Просто у тебя ещё никогда не было опыта общения с существами вроде Угурбадо. Будем считать, что теперь он у тебя есть... <...>

— Ну давай, не тяни! — наконец попросил Джуффин. — Я вот всё пытаюсь сообразить, что такое должно было случиться, чтобы ты вдруг среди бела дня появился в моей гостиной? И у меня пока нет ни одной стоящей версии.

— Ты знаешь, что не в моих привычках вмешиваться в твои служебные дела, но на этот раз приходится. Ты зря попытался убить Угурбадо, — сказал Маба Калох. Потом он снова умолк и задумчиво уставился в окно.

— Ничего себе попытался! — фыркнул Джуффин. — Обижаешь, Маба. Я его очень качественно убил.

— Знаю. Но в случае с Угурбадо такие фокусы не работают. Хуже того: ты оказал ему неоценимую услугу.

Джуффин нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

— Ты хочешь сказать, что Угурбадо всё ещё жив? — наконец спросил он.

— И не просто жив. Теперь его могущество не уступает твоему. А это значит, что Угурбадо стал одним из самых крутых ребят на нашей улице, тебе так не кажется?

— Я же чувствовал, что он хочет, чтобы мы его убили! — с отчаянием сказал я.

— Да, — согласился Джуффин. — А я счёл твоё заявление более чем забавным. Ну, значит, так мне и надо!

— А ты тоже хорош, сэр Макс, — неожиданно сурово сказал Маба Калох. — Вместо того чтобы действовать, ты почему-то топтался в стороне и вяло пытался что-то втолковать Джуффину, да и то без особого энтузиазма... Почему ты не опробовал на Угурбадо свой Смертный шар? Почему ты не сделал хоть что-то? Обычно ты сначала делаешь какую-нибудь глупость, а уже потом думаешь, — и это твоя самая сильная сторона!

— Ничего удивительного: Максу до сих пор кажется, что я никогда не ошибаюсь, — вздохнул Джуффин. — Поэтому мое присутствие действует на него как лошадиная доза успокоительного. Не надо на него ворчать, Маба. Лучше уж на меня... Хотя прежде чем начинать кусать локти, я бы предпочёл понять: как всё-таки могло получиться, что Угурбадо остался жив?

Угурбадо действительно побывал на обратной стороне Сердца Мира — такой шустрый паренёк! — усмехнулся Маба. — Я знал об этом, но помалкивал... Теперь понимаю, что зря. Мне следовало сразу предупредить тебя, Джуффин. Так что можно считать, что я сам тоже сел в лужу, хотя не с таким плеском, как вы оба... Этот рискованный эксперимент принёс нашему приятелю Угурбадо совершенно особую разновидность могущества, своего рода бессмертие. Забавно: всю жизнь он боялся схваток с серьёзными противниками, а теперь всякое поражение в битве становится его очередной победой. Когда кто-то убивает Угурбадо, он тут же появляется в каком-нибудь другом месте, ещё более живой и здоровый, чем прежде. При этом Угурбадо сравнивается в силе со своим убийцей. Так что теперь сэр Угурбадо обладает всеми достоинствами Кеттарийского Охотника. Если бы его убил кто-то другой, я с удовольствием прибавил бы, что он обладает и всеми его слабостями. К сожалению, у тебя не так уж много слабостей, Джуффин, так что теперь вам предстоит иметь дело с куда более опасным противником, чем прежде!

— Плохо дело, — спокойно согласился Джуффин. — Кстати, может быть, ты подскажешь, откуда взялся его Второй? Это тоже подарок обратной стороны?

— Да. Побывав там, Угурбадо получил неограниченную возможность нарушать Великие Правила — в меру его собственной убогой фантазии... Ты будешь смеяться, но я уверен, что Угурбадо призвал своего Второго не потому, что рассчитывал разжиться какой-то дополнительной силой. Он, знаешь ли, всю жизнь тайно страдал от одиночества, а тут такой шанс обзавестись идеальным другом... Забавно, правда?

— Этот Второй скоро его сожрет, так что проблема грозного сэра Угурбадо сама собой перестанет быть актуальной, — ухмыльнулся Джуффин.

— На твоём месте я бы не очень на это рассчитывал, — возразил Маба. — Парень постепенно учится искусству равновесия. Он не слишком талантлив, но... Одним словом, это самое «скоро», на которое ты так рассчитываешь, вполне может наступить лет через триста, если не позже. Представляешь, что он успеет натворить за это время?! А может быть, Угурбадо повезёт, и в один прекрасный день его убьёт какой-нибудь сердитый Вершитель. Вот тогда он точно уладит маленькую проблему со своим пошатнувшимся здоровьем... и вообще все свои многочисленные проблемы! — Маба пристально посмотрел на меня. — Это я говорю специально для твоих ушей, Макс! Ни при каких обстоятельствах не убивай Угурбадо: если он разживется могуществом Вершителя, я первый начну поиски новой квартиры на дальней окраине какого-нибудь иного Мира и вам посоветую заняться тем же... <...>

— Ты мне лучше вот что скажи: ты-то сам собираешься участвовать в охоте на Угурбадо? — осведомился Джуффин.

— Знаешь, на этот раз я бы с удовольствием поступился своими принципами, но... Как ни крути, а я не могу составить вам компанию, ребята. Не могу, потому что не могу, и всё тут!

— Да я так и думал, — спокойно кивнул Джуффин. <...> — Ты бы хоть подсказал, где нам теперь искать Угурбадо... И что с ним, собственно говоря, делать после того, как мы его найдём?

— Не думаю, что тебе придётся его искать, — пожал плечами сэр Маба. — Угурбадо сам объявится в Ехо, если ещё не объявился! А вот что вам с ним делать, сам подумай. Главное, больше не пытайтесь его убивать. <...>

— Подождите секундочку, — попросил я. — Вы мне вот что скажите: если я правильно понял, этого Угурбадо не должны убивать могущественные люди, потому что он станет таким же могущественным, как его убийца, верно?

— Верно, — насмешливо кивнул Джуффин. — Ты хочешь сказать, что всё это время мучительно пытался переварить сию немудреную информацию — так, что ли?

— Считайте, что так, — отмахнулся я. — Скажите лучше, что будет, если этого Угурбадо убьёт какое-нибудь совсем слабое существо? Ну, если мы только сгребём Угурбадо в охапку, а убивать его будет какой-нибудь немощный старик?

— А ты лихо соображаешь! — одобрительно сказал сэр Маба. — Да, в этом случае Угурбадо всё равно оживёт, но прыти у него действительно поубавится...

— Здорово! — обрадовался я. — А что, если его убьёт мертвец? Может быть, сэр Угурбадо позаимствует основное свойство своего убийцы — быть мёртвым?

— Мертвец?! — восхищенно переспросил Джуффин. — Слушай, Маба, тебе не кажется, что этот мальчик только что нашёл гениальный выход из положения?

— Может быть. Да, идея заманчивая... Но где вы возьмёте мертвеца, который выйдет на охоту за Угурбадо?

— Обыкновенный временно оживший мертвец... — я пожал плечами. — Я же могу шарахнуть любого покойничка своим Смертным шаром и приказать ему всё, что взбредёт в голову, в том числе и убить Угурбадо — почему бы и нет?!

— Ну вот видишь, Джуффин! Зачем тебе мои советы? — улыбнулся сэр Маба.

Поход на Тёмную Сторону Править

— Ты всё правильно понял, — кивнул Джуффин. — Ну что, сэр Вершитель, прогуляемся на Тёмную Сторону и обратно?

— Да, ничего себе мероприятие!

— Вот и я так думаю. На Тёмной Стороне гораздо легче сражаться, особенно тебе. Кроме того, если мы начнем гоняться за Угурбадо по Ехо, дело вполне может кончиться тем, что мы совместными усилиями разнесём в прах весь город... Но такие вещи следует проделывать в хорошей компании. К сожалению, мы можем пригласить с собой только сэра Шурфа. Ну и Мелифаро, конечно, но он останется на границе, как всегда... До сих пор у меня ни разу не было повода пожалеть, что среди наших коллег так мало избранников Тёмной Стороны, но сегодня я предпочёл бы, чтобы нас было несколько больше. С другой стороны, мне не очень хочется просить помощи у Нуфлина: он тут же решит, что имеет полное право узнать все подробности этого дела, в том числе и те, которые я не готов ему поведать... Да и времени на это нет. За последние сто лет ребята из Ордена Семилистника напрочь забыли значение слова «быстро»... Ладно, будем надеяться, что мы справимся своими силами. — Джуффин отчаянно зевнул и поднялся на ноги. — Поехали в Управление, Макс. Благо возница служебного амобилера уже битый час околачивается у моих ворот...

— А леди Сотофа? — нерешительно спросил я. — Вы же как-то мне говорили, что любая женщина на Тёмной Стороне чувствует себя как дома. А уж такая, как наша леди Сотофа... Могу себе представить! И потом, мне кажется, что уж она-то отлично знает значение слова «быстро»...

— Странно, что я сам о ней не вспомнил, — удивлённо согласился Джуффин. — Я сейчас же пошлю ей зов и приглашу на прогулку... Знаешь, Макс, по-моему, общение с Угурбадо не пошло мне на пользу. Сглазил он меня, что ли? Что сталось с моим могучим интеллектом?!

<...>

— Ты забавно устроен, Макс, — заметил он. — Твои глаза уже не раз видели это зрелище. И множество других куда более удивительных вещей видели твои глаза... И всё равно мне всякий раз приходится чуть ли не силой оттаскивать тебя от нашего Стража!

— Он того стоит, — вздохнул я. — Кроме того, сегодня у меня есть особый повод его разглядывать... Этот загадочный Второй, который приходит на помощь Мелифаро, ничем не отличается от него самого. А господа Угурбадо такие разные!

— Разумеется, — согласился Джуффин. — Вот если бы наш Мелифаро сошёл с ума и решил пригласить своего Второго немного пожить в Ехо, через некоторое время ты не узнал бы их обоих! Второй может выжить в нашем Мире, только если ему будет позволено питаться силой своего двойника. Впрочем, не только силой! Ты же сам видел, каким малышом стал Угурбадо. А когда-то он был довольно высоким. Может быть, немного пониже нас с тобой, но совсем чуть-чуть. Но Второй постепенно поедает его тело, поэтому сам стал таким громадным. Самое печальное в этой истории, что, покончив со своим безрассудным двойником, Второй и сам быстро умрёт, как бы ни разъелся...

<...>

— Ох! — вздохнул я. — Леди Сотофа, это, пожалуй, перебор! Лично я сейчас способен только смиренно лежать у ваших ног и тихо поскуливать от восторга. Неужели вы думаете, что мы будем с энтузиазмом гоняться за каким-то там Угурбадо вместо того, чтобы просто пялиться на вас?

— Будете, будете, куда вы денетесь!.. Ты уж извини, милый, но на Тёмной Стороне я всегда непростительно хорошо выгляжу, с этим ничего не поделаешь.

<...>

— Рад, что тебе нравится, — улыбнулся Джуффин. — У тебя неплохой вкус, особенно когда требуется выбрать новое лоохи или будущее поле боя... А ты, Макс, не хлопай глазами, а позови Угурбадо. По своей воле он сюда не заявится.

— Может быть, от меня сегодня не так много толку, как обычно, но я все-таки попробую прикрыть твой драгоценный тыл. Все лучше, чем бездельничать! — Лонли-Локли заговорщически мне подмигнул. Выражение лица у него при этом было самое легкомысленное.

— Ещё бы! Мой тыл — достояние всего Соединённого Королевства! — важно согласился я.

А потом задрал голову к лиловому небу и заорал:

Угурбадо! Иди сюда немедленно!

Поначалу ничего особенного не случилось. Гром не грянул, небеса не разверзлись, и комичная парочка, которая каким-то образом являлась единым и неделимым сэром Угурбадо, не свалилась на наши головы. Угурбадо просто зашел во двор с улицы, без всяких дешевых спецэффектов.

<...>

Теперь дело было за мной. Иной вариант — жалобно орать в пустоту, умоляя нашего всемогущего Стража Мелифаро забрать меня подальше от этого ужасного колдуна Угурбадо! — не представлялся мне приемлемым.

— Ты не должен причинять нам вред, Угурбадо, — повелительно сказал я.

<...>

— А что мне ещё с вами делать, если не причинять вред? — передразнил меня карлик. Он повернулся к своему огромному двойнику: — Пошли отсюда, мумуся.

Великан кивнул и начал было разворачиваться в сторону улицы.

— Ты не должен уходить отсюда без моего разрешения! — рявкнул я.

Теперь я был просто в восторге от происходящего. Уж сколько раз мне приходилось убеждаться, что на Тёмной Стороне мои слова приобретают силу самых могущественных заклинаний, и всё же всякое очередное доказательство этого удивительного факта становится для меня приятным сюрпризом!

Великан застыл на месте, карлик посмотрел на меня с неописуемой ненавистью — что ж, я вполне мог понять его чувства!

— Ну и чего ты от меня хочешь, маленький глупый Вершитель? Убивать меня ты не станешь: теперь вы с Джуффином такие умные, что хоть памятник вам ставь напротив Королевского Университета!.. Что, будем просто сидеть на Тёмной Стороне и смотреть друг на друга? Не самое худшее, что может случиться: своё дело я уже сделал, поэтому времени у меня много... У кого действительно нет времени здесь околачиваться, так это у вас, господа!

— Какое это своё дело ты сделал? — спросил Джуффин.

Сначала я даже не узнал голос шефа: у меня волосы на голове дыбом встали от его хриплого, свистящего шёпота. Наверное, именно так говорит сама смерть — причём только с теми, кто каким-то образом умудрился довести её до белого каления!

— А я не обязан отвечать на твои вопросы! — осклабился карлик.

— Немедленно ответь на его вопрос, Угурбадо! — приказал я.

— Можно и ответить, — ухмыльнулся великан. — Думаю, вам будет приятно узнать, что, пока вы гуляете по Тёмной Стороне и теряете время на болтовню, Ехо, этот ваш драгоценный гадюшник, становится пустым городом... Оно и к лучшему: мне никогда не нравились места, в которых околачивается чуть ли не сотня тысяч человек одновременно!

— Что ты сделал с Ехо?

Я не услышал ни собственного вопроса, ни даже ответа Угурбадо. В ушах раздавался пронзительный звон — очевидно, это сработала сигнализация, свидетельствовавшая о какой-то роковой неисправности в моем организме. Перед глазами мелькали жуткие сценки из давешнего пророческого сна. Мне уже не был нужен ответ Угурбадо, я и сам понял, что с Ехо, восхитительным городом из моих снов, который однажды великодушно согласился стать великолепной явью, случилось что-то непоправимое. Сейчас мне хотелось только одного: собственноручно разорвать оба тела Угурбадо на мелкие кусочки, подождать, пока он оживёт, и повторять эту процедуру, пока я сам не умру от изнеможения...

— Успокойся, Макс, — Лонли-Локли осторожно потряс меня за плечо. — Слушай его. Пока просто слушай.

— Ваши драгоценные горожане будут вынуждены немного полежать в постельках: они теперь хворают, — кривляясь, докладывал карлик. — Ничего страшного, анавуайна — не слишком большая неприятность. Никому не будет больно, они даже не утратят свой знаменитый аппетит... Просто чуть-чуть полежат в своих уютных кроватках, а потом благополучно переберутся в свои не менее уютные гробики. С некоторыми случаются вещи и похуже!

Угурбадо говорил приторным, писклявым голоском, сюсюкал, словно я был маленьким ребёнком и он считал своим долгом убедить меня в том, что разбитая коленка — это ещё не конец света.

Анавуайна? — растерянно переспросил я. — Джуффин, что это ещё за дрянь такая?..

Я не договорил, потому что увидел лицо шефа. Оно было бледно-серым, словно какой-то невидимый оператор убрал цветное изображение перед тем, как выключить всякое изображение вообще...

— Мне надо возвращаться, — сказал он. — Макс, ты уж сам разбирайся с этой историей. Ребята тебе помогут, а я должен быть в Ехо. Может быть, ещё не поздно...

<...>

— Я хочу, чтобы ты остался на Тёмной Стороне, Угурбадо, — сказал я. — Хочу, чтобы ты стал каменным изваянием, неподвижным и бессильным. Я хочу, чтобы ты ничего не мог сделать — ни здесь, ни в Мире. Но ты должен оставаться живым и осознавать всё, что с тобой происходит. А я на досуге навещу тебя, чтобы узнать, как тебе это понравилось.

Тело великана свела судорога. Он застыл в нелепой и довольно неудобной позе: немного наклонившись в сторону, ноги широко расставлены, ступни развернуты внутрь, одну руку он зачем-то поднял к лицу, другая бессильно свисала вдоль тела. Карлик сопротивлялся дольше: его маленькая тушка корчилась ещё несколько секунд. Его агония отозвалось самой настоящей физической болью в моём собственном желудке.

— Однажды ты подавишься своим могуществом, дурак! — с ненавистью прохрипел он. — Ты будешь корчиться от боли, как дикарь, посаженный на кол, и тогда...

На этом месте маленький сэр Угурбадо прервал своё выступление и неподвижно замер рядом со своим огромным двойником.

— Какое красивое проклятие! — усмехнулся я. — Даже жаль, что тебе не удалось договорить до конца. Ужасно интересно, какие ещё гадости может сказать такая малопривлекательная садовая скульптура своему гениальному создателю!

Я подошёл к окаменевшей парочке и не отказал себе в удовольствии небрежно щелкнуть их по носу — поочередно. Во-первых, дешёвый выпендрёж — мой излюбленный стиль, а во-вторых, мне, чего греха таить, хотелось убедиться, что Угурбадо действительно окаменел.

— Как вы думаете, ребята, это была хорошая идея? — на всякий случай спросил я у своих спутников. — Если у вас есть предложения получше, я могу всё переиграть...

— Это была просто шикарная идея! — успокоил меня Лонли-Локли. — Ты его не убил, а результат примерно тот же...

Готовим карательный отряд Править

— Вот теперь твоё лицо опять похоже на человеческое, — одобрительно сказал Джуффин. — Как я погляжу, этот хитрец Махи умудрился здорово поднять тебе настроение!

— Надеюсь, что сейчас я сделаю то же самое для вас, — улыбнулся я. — Махи совершенно уверен, что если мы убьём Угурбадо, эпидемия тут же закончится.

— Почему он так считает? — брови шефа удивлённо поползли вверх.

— Ну, если я правильно понял, это что-то вроде закона природы, с которым не поспоришь, — я пожал плечами. — Во всяком случае, Махи рассказал мне о том, как король Халла Махун Мохнатый доказал сию теорему, собственноручно придушив леди Анавуайну во время самой первой эпидемии... Вы знаете эту историю?

— Впервые слышу. Это же было Магистры знают когда! О событиях, происходивших в те времена, нет почти никаких сведений, только невнятные легенды, больше похожие на сказки... Но если Махи говорит, значит, так оно и есть. Ему виднее. Если однажды выяснится, что он лично присутствовал на коронации Халлы Мохнатого, я даже не стану делать вид, что мне трудно в это поверить... <...> Ладно уж, красавчик, можешь считать, что теперь на тебя можно смотреть без особого отвращения! — великодушно заявил он, когда хвост был сооружён. — Лучше съешь что-нибудь. И заодно расскажи мне, как ты себе представляешь процесс убиения сэра Угурбадо? Давеча у тебя была отличная идея: послать за его головой мертвеца...

— Вот именно. По крайней мере, в городе полным-полно кандидатов на должность палача! — усмехнулся я. — Даже несколько больше, чем хотелось бы...

— Ты имеешь в виду умирающих? — поморщился Джуффин. — Сомневаюсь, что этого будет достаточно: всё-таки они ещё живы...

— Нет, я имею в виду тех, кто уже умер. Эти жуткие скелеты, которые валяются на улицах...

— Скелеты? Ну ты даёшь, парень!

<...>

Через несколько секунд я с удивлением понял, что солнечная щекотка подняла мне настроение, и пошёл умываться. Больше всего на свете мне хотелось поскорее заняться делами. Отправиться на Тёмную Сторону, быстренько убить поганца Угурбадо, вернуться домой и обнаружить, что прекрасная столица Соединённого Королевства снова стала похожа на дивный город из моих снов. Чудесное утро за окном свидетельствовало, что это вполне возможно. Почему бы и нет?!

<...>

— У вас уже все готово? — спросил я.

— А как ты думал! Такие замечательные ребята получились, будешь доволен... Пожалуй, мне тоже следует что-нибудь съесть, раз уж всё к тому идёт. Только учти, сэр Макс: жрать надо в темпе! Сэр Угурбадо уже тебя заждался, я полагаю...

— А вы со мной пойдёте?

Я спрашивал скорее для того, чтобы поддержать беседу. Совершенно не сомневался, что получу утвердительный ответ. Но всё вышло иначе.

— Не думаю, что это хорошая идея, — сказал Джуффин. — По чести говоря, там мне делать нечего: я уже убивал Угурбадо, получилось не слишком убедительно... А в Ехо без меня будет совсем хреново. Даже если тебе действительно удастся быстро покончить с эпидемией, мы ещё долго будем расхлёбывать последствия.

— Тоже верно, — удручённо признал я.

Но тут на пороге наконец-то появился Кимпа с таким огромным подносом, что у меня тут же прошло желание сетовать на судьбу. Первые несколько минут меня вообще не занимали никакие проблемы, кроме содержимого моей тарелки: я и не подозревал, что человек может быть таким голодным!

— Знаешь, Макс, я сам не раз говорил тебе, что в одиночестве хорошо ходить только в сортир, но... Думаю, на этот раз тебе придётся справляться с Угурбадо в одиночку. — Джуффин заботливо подлил мне камры, словно хотел разбавить неприятное сообщение сладким напитком. — Разумеется, с тобой пойдёт Мелифаро: без Стража я тебя на Тёмную Сторону не отпущу. Но это — всё.

<...>

А потом я окончательно понял, что отступать мне некуда. Лучше уж сразу смириться с тем, что эти кошмарные существа являются не персонажами какого-нибудь задрипанного фильма ужасов, а армией, во главе которой мне придётся вступить в битву с безумным и почти бессмертным чародеем Угурбадо. И заодно с судьбой: эта стерва лихо крутанула перед моим носом своей жирной задницей, в несколько дней превратив восхитительный город из моих снов наяву в огромное кладбище. Я всерьёз намеревался навсегда отбить у неё охоту к подобным выходкам.

Так что я взял себя в руки и строго велел впечатлительному бедняге Максу убираться куда-нибудь подальше, в самый тёмный закоулок моего существа, и не высовываться, пока я не покончу с делами.

— Ну что, ребята, прогуляемся на Тёмную Сторону? — спросил я, поднимая левую руку.

Ответа, разумеется, не последовало. Но мне и не требовался ответ. Я защёлкал пальцами, выпуская на волю могущественные сгустки пронзительно-зелёного света. Мне понадобилось ровно шестнадцать Смертных шаров: именно столько мертвецов оживил для меня Джуффин. Теперь я собирался привести их к присяге.

Скелеты не могли говорить — у них попросту не было соответствующих органов: ни языка, ни нёба, ни гортани, ни лёгких. Но эти существа владели каким-то подобием Безмолвной речи, так что мне пришлось выслушать нестройный хор, поспешивший сообщить мне: «Я с тобой, хозяин», как и следовало ожидать.

— Очень хорошо! — я сказал это вслух и сам удивился спокойствию собственного голоса. — Теперь вам следует встать на ноги и подойти поближе друг к другу... Вот так, молодцы! Возьмитесь за руки... Джуффин, у вас есть какой-нибудь большой кусок ткани?

— Занавеска тебя устроит? — деловито осведомился шеф.

Я критически оглядел тонкую серебристую ткань, скрывавшую его окно, решил, что её размеры вполне соответствуют необходимости, и кивнул. Джуффин стремительным движением сорвал занавеску и протянул мне один конец.

— Ты хочешь их упаковать, да?

— Ну да. Не думаю, что у меня получится провести это грозное воинство на Тёмную Сторону... Вот пронести — пожалуйста!

— Ты такой хозяйственный, с ума сойти можно! — ухмыльнулся Джуффин.

Скелеты делают своё дело Править

Я ещё немного полюбовался окрестностями и быстро зашагал по сияющим улицам Тёмной Стороны Ехо. Мне следовало поторопиться, а наслаждаться пейзажами можно будет потом — разумеется, при условии, что оно у меня будет, это самое «потом»! Но в тот момент я твердо знал, что иду убивать Угурбадо, а не просто мериться с ним силами. Каким бы там могуществом он ни разжился на загадочной обратной стороне Сердца Мира, но в тот момент исход нашего поединка был для меня давно решённым вопросом. Под этим диковинным изумрудно-зелёным небом я вполне мог позволить себе роскошь знать без тени сомнения, что всё будет так, как я хочу. Сэр Шурф был совершенно прав, когда говорил мне, что только на Тёмной Стороне ребята вроде нас могут чувствовать себя дома. Именно здесь нам и положено находиться, а в любом из Миров мы всего лишь гости, странные незнакомцы, которых кое-как носит великодушная земля...

Мои ноги сами выбирали путь. Нельзя сказать, что в прошлый раз мне удалось запомнить дорогу, но я ни разу не задумался о том, как буду разыскивать окаменевшего Угурбадо. Я знал, что у меня всё получится — как-нибудь, само собой.

Наконец я свернул в тот самый дворик, который по моей милости теперь украшала скульптурная композиция. Её художественная ценность представлялась мне весьма сомнительной: трёхметровый великан, застывший в нелепой позе, и вызывающе подбоченившийся карлик. Я одобрительно заулыбался — дескать, ага, вот и сэр Угурбадо нашёлся! — и встряхнул кистью: пора было выпускать на волю мою «зондеркоманду».

Скелеты беспомощно барахтались на земле, запутавшись в складках Джуффиновой занавески. Отличный эпизод для какой-нибудь чёрной комедии!

— Эх вы, вояки! — сочувственно сказал я, помогая мертвецам выкарабкаться из-под упаковки.

Потом критически оглядел эту жутковатую компанию. Да уж, если забыть, что людям почему-то свойственно считать скелет довольно пугающей штукой, эти ребята не выглядели грозными вояками. Они равнодушно топтались на месте — странные тонкие силуэты, на время возвращенные к жизни заклинаниями сэра Джуффина Халли. Всё, что осталось от шестнадцати человеческих существ, у которых не хватило могущества выстроить стену между собой и болезнью...

Я достал из кармана сигарету, уселся на землю, подтянул колени к подбородку. Мне следовало хорошенько подумать, прежде чем мы возьмёмся за дело. Составить план, написать сценарий грядущей битвы — лучше поздно, чем никогда!

Через несколько минут я решительно отбросил в сторону окурок и оглядел своё сюрреалистическое войско. Мне пришло в голову, что для начала мне следует просто объяснить им, зачем мы сюда пришли. Лучше, если я буду обращаться с этими ребятами так, словно они всё ещё живые люди, — раз уж я решил втравить их останки в эту историю.

— Я хочу, чтобы вы очень внимательно меня выслушали. — После этого вступления я снова умолк, собираясь с мыслями.

Скелеты тем временем подошли поближе. Видимо, они действительно собирались внимательно прислушаться к моему выступлению.

— Эти двое, — я указал на окаменевшее изваяние Угурбадо, — виноваты в том, что случилось с вами и со всеми остальными. Они разбудили проклятие анавуайны — полагаю, просто для того, чтобы немного развлечься... Я привёл вас сюда потому, что только мёртвые могут убить эту парочку. Если их убью я сам, они вскоре оживут где-нибудь в другом месте. Если их убьёте вы, они умрут навсегда.

Я поднял глаза на свой «батальон смерти». Мне показалось, что ребятам понравилась возможность расквитаться с Угурбадо. Разумеется, у скелета нет лица, по выражению которого можно как-то судить о чувствах, охвативших его владельца, но я каким-то образом ощутил перемену в их настроении.

— Вот и славно, — кивнул я. — А теперь я хочу, чтобы вы стали очень сильными. Достаточно сильными, чтобы убить эту тварь.

Хрупкие тела скелетов засияли изнутри холодным синеватым светом. Теперь они показались мне по-настоящему страшными существами. Мое последнее пожелание превратило оживших мертвецов во что-то совсем иное. Честно говоря, я представления не имел, во что именно!

— Сейчас я верну этим статуям их нормальные человеческие тела, мягкие и податливые. Думаю, будет неплохо, если вы просто разорвёте их на кусочки. Я бы и сам к вам присоединился, да вот нельзя! — сказал я, поднимаясь на ноги.

Мой рот совершенно самостоятельно расплывался в кривой, почти сладострастной усмешке. Я подошёл к окаменевшему Угурбадо и прищелкнул пальцами левой руки, презентовав ему два своих Смертных шара в качестве прощального подарка. Когда прозрачный зеленоватый туман укутал два нелепых тела, я удовлетворённо кивнул и принялся командовать:

— Ты должен снова стать человеком из плоти и крови, Угурбадо. Но совершенно неподвижным: ты не можешь шевелиться, не можешь колдовать и вообще ничего не можешь. Ясно тебе, «мумуся»?

По телу великана пробежала судорога, потом оно как-то сразу обмякло. Карлик отчаянно дёрнулся и тут же снова замер на месте. Я обернулся к своему воинству, ослепительно улыбнулся и тоном гостеприимного хозяина предложил:

— Приступайте, мальчики. Убейте его! И имейте в виду: я хочу, чтобы вы не просто послушно выполнили мой приказ. Я хочу, чтобы вы получили от этого удовольствие: вы его честно заслужили!

Мгновение спустя я понял, что мне лучше отойти в сторону. Ещё через несколько секунд мне пришлось отвернуться. Если бы я мог отказаться от своей дурацкой затеи и изобрести для сладкой парочки какую-то иную смерть, я бы непременно это сделал: уж очень отвратительно выглядит процесс разрывания человеческого тела на куски! Но теперь мне оставалось только взять себя в руки и терпеливо ждать, когда разделка Магистра Угурбадо благополучно закончится.

Смерть Угурбадо Править

Я отвернулся от кошмарных останков Угурбадо, поднялся на ноги и вышел на улицу. «Вот и всё, — думал я, — вот и всё... Или ещё нет?»

Я шёл куда глаза глядят. Вернее, вообще чёрт знает куда: вместо того чтобы глядеть хоть куда-то, вышеупомянутые глаза тупо созерцали носки моих собственных сапог. Я же тем временем силился убедить себя, что дело сделано и мне можно возвращаться домой. Эта соблазнительная идея почему-то не вызывала у меня должного энтузиазма.

И вдруг я остановился как вкопанный: ну да, разумеется, мои великолепные мёртвые мальчики очень качественно убили Угурбадо, но я ещё не убедился в том, что Угурбадо действительно мёртв. «Когда кто-то убивает Угурбадо, он тут же появляется в каком-нибудь другом месте ещё более живой и здоровый, чем прежде», — именно так обрисовал ситуацию сэр Маба Калох. Я надеялся, что на сей раз эта парочка не будет такой уж живой и здоровой. Но кроме жутких ошмётков его нелепых тел должен был существовать ещё один мёртвый Угурбадо, где-нибудь в другом месте, и мне следовало убедиться, что в этом самом другом месте находится именно труп, а не живой и здоровый человек.

Почему-то я был совершенно уверен, что должен это сделать: кажется, я успел научиться доводить до конца — если не все свои дела, то, по крайней мере, некоторые из них...

— Я хочу исчезнуть отсюда и оказаться там, где пытается вернуться к жизни Угурбадо! — сказал я вслух.

Моего желания оказалось вполне достаточно, как это всегда бывает на Тёмной Стороне. Мгновение спустя мне в лицо ударил порыв ветра, такого горячего, словно я неосмотрительно засунул голову в духовку.

Кто бы мог подумать: я стоял под ослепительным белоснежным небом на вершине холма, поросшего выгоревшей колючей травой. Вокруг простирался бессмысленный, пустой, жаркий, но неописуемо прекрасный мир, которому однажды пришлось стать личной преисподней сэра Лойсо Пондохвы. Сам хозяин и пленник этого странного места уже шел мне навстречу.

— Ага, вот и сэр Макс пожаловал! У меня становится очень людно, кто бы мог подумать!

Угурбадо здесь? — спросил я.

— Разумеется, — подтвердил Лойсо. — Не могу сказать, что меня это радует: он так неопрятно выглядит!

— Неопрятно?! — изумленно спросил я.

А потом до меня дошло. Разумеется, ведь Угурбадо убили не просто мертвецы, а люди, жизнь которых забрала анавуайна. Так что теперь ему предстояло пережить их печальный опыт. Мой рот непроизвольно дёрнулся и расплылся в кривой ухмылке, одной из тех, от которых мне самому становится не по себе.

Лойсо понимающе усмехнулся.

— Ты доволен, да? Хочешь на него посмотреть?

— Да, не откажусь. Собственно говоря, за этим я сюда и пришёл... Вернее, я не знал, что попаду именно сюда: я просто захотел оказаться там, где спрятался Угурбадо, и убедиться, что он умер.

— Ещё нет, но очень скоро ты сможешь насладиться этим редкостным зрелищем, — пообещал Лойсо. — А тебе очень нужно, чтобы он умер, да?

— Да.

— Так я и подумал... — задумчиво сказал он. — Подожди минутку, ладно? Сейчас я отведу тебя полюбоваться на останки Угурбадо, они мирно валяются у подножия холма. Но сначала мне всё-таки хотелось бы выяснить, в какую историю вы оба меня втравили. Только не трудись излагать дурацкую летопись вашей великой битвы с самого начала: я уже знаю и про анавуайну, и про ваши нежные свидания на Тёмной Стороне. Угурбадо мне всё рассказал по старой дружбе... Кстати, я был приятно удивлён, узнав, что ты успел стать законченным злодеем. Такой хороший мальчик, приказал своим зловещим мертвецам не просто убить беднягу Угурбадо, а разорвать на кусочки. Это надо же было додуматься!.. Ладно, всё это замечательно, но не так уж интересно. Ты лучше мне вот что скажи: почему, собственно говоря, ты так хочешь, чтобы Угурбадо умер?

— Потому что я очень люблю Ехо... — Я беспомощно пожал плечами. — Я привязался к этому месту, Лойсо. Я знаю, что вы никогда не любили Ехо, но для меня этот город стал славным началом пути в абсолютную неизвестность. И ещё местом, куда мне позарез требуется возвращаться, хоть иногда — убедиться, что ветер с Хурона по-прежнему пахнет так же, как он пах в моих снах...

— Ладно, это я уже понял, — нетерпеливо кивнул Лойсо. — Но ты сказал мне не всё... и себе тоже!

— Да нет, пожалуй, всё. Конечно, я мог бы трепаться ещё часа два, если бы вы не попросили меня заткнуться, но это были бы вариации на ту же тему...

— Догадываюсь. Поэтому я и попросил тебя заткнуться, — усмехнулся он. — Впрочем, мне вполне достаточно и этой причины. Я с самого начала подозревал, что сделал тебе очень хороший подарок, теперь я знаю это наверняка...

— Какой подарок? — насторожился я.

— Я же говорю — хороший! Скоро поймёшь... Но сначала я хочу, чтобы ты признался — не мне, а себе самому! — что дело не только в том, что ты так уж обожаешь этот задрипанный городок... Разумеется, ты его любишь, но это — дело десятое. По всему выходит, что ещё больше ты любишь побеждать. И терпеть не можешь проигрывать, с чем тебя и поздравляю. Если бы ты просто хотел защитить свой ненаглядный Ехо, тебе не пришло бы в голову, что Угурбадо нужно не просто быстро и качественно убить, а именно разорвать на кусочки. Это была очень личная месть, Макс, ты не находишь?

— Вы знаете меня лучше, чем я сам! Наверное, вы правы... Но знаете что? Теперь я понимаю, что это была даже не «личная месть» — скорее уж чистой воды выпендрёж, вполне в моём стиле. Кажется, я решил показать всему миру, что никто не смеет отнимать у меня то, что я — такой грозный парень! — хочу оставить при себе. Наверное, собственное могущество понемногу начинает кружить мне голову. Раньше мне скорее захотелось бы забиться в темный угол и горько заплакать, чем рвать кого-то на эти самые грешные кусочки, а теперь... В какой-то момент я жалел только об одном: что не могу позволить себе роскошь сделать это собственноручно!

— Ого, сэр Вершитель показывает зубки! — ехидно протянул Лойсо.

Впрочем, мне показалось, что в его глазах было понимание и даже сочувствие.

— Ладно, пошли, поплачем над телом Угурбадо, — наконец сказал он. — Кстати, Макс, ты ещё не догадываешься, почему он предпочёл ожить именно в этом месте?

Я покачал головой и начал спускаться по пологому склону холма. Внезапно меня осенило.

— Он хотел, чтобы вы его убили прежде, чем он сам умрёт от этой дрянной заразы, так? И тогда Угурбадо снова смог бы вернуться к жизни, да ещё и обзавёлся бы могуществом самого Лойсо Пондохвы! Потом он объявился бы в Ехо, и нам всем тут же приснился бы «полный конец обеда», как любил выражаться один мой старый приятель... Ох, ничего себе!

— Он умница, правда? — одобрительно улыбнулся Лойсо. — Наш Угурбадо тоже очень не любит проигрывать, хотя, казалось бы, мог бы и привыкнуть. В конце концов он только этим всю жизнь и занимался. Но печальный опыт не укротил его дух... Мне нравятся неукротимые люди, Макс.

— И всё же вы не выполнили его просьбу.

— Ага. Я подумал, что если уж мне приходится выбирать, кому из вас оказать услугу, лучше уж оказать её тебе, сэр Вершитель. Я ведь очень расчётливый парень!

— По всему выходит, что так... — согласился я. — Вы сделали мне роскошный подарок, Лойсо. И одним спасибо тут не обойдёшься...

— Вот именно. Между прочим, Угурбадо обещал мне устроить у вас хороший апокалипсис, совершенно в моём вкусе. Впрочем, он и так собирался это сделать, скорее для собственного удовольствия, чем ради моей улыбки... А вот и мой несчастный друг. Кажется, мы с тобой ещё успеем с ним попрощаться.

Дела Угурбадо были так плохи — дальше некуда. Огромный изжелта-белый скелет — всё, что осталось от великана, — неподвижно лежал в луже тёмной слизистой жидкости, быстро густеющей в невыносимо горячем воздухе. Останки карлика — почти целая голова, беспомощно болтающаяся на истаявшем туловище, — корчились на земле: парень предпринимал бессмысленные попытки подняться на ноги, которых у него уже не было. Впрочем, его страдания не вызвали у меня ни малейшего сожаления. Откровенно говоря, я был совершенно счастлив, когда заглянул в его искажённое от ужаса лицо.

— Ну и как, тебе нравится такая смерть, «мумуся»? — я выплюнул эти слова с упоительным восторгом победителя.

— Твоя жизнь понравится тебе не больше, — почти беззвучно пообещал Угурбадо. — Я уже не одну дюжину раз проклял тебя, гадёныш, а мои проклятия не умрут вместе со мной. Уж на это-то у меня хватит...

Рот Угурбадо искривился, потом его губы стали сгустком мокрой слизи, которая тонкой струйкой стекла на землю. Больше он ничего не сказал: у него уже не было возможности произносить слова.

— Да уж, прощальная речь могла бы быть и поцветистее... Ещё минуты две-три, и всё, — тоном опытного врача сказал Лойсо. Он положил руку мне на плечо. — Пошли отсюда, сэр Макс. Надеюсь, ты не собираешься мочиться на его могилу? Пожалуй, это было бы слишком, даже на мой вкус... И не бери в голову его вздор насчёт проклятий. Этот Мир принадлежит только мне, так что чужие заклинания здесь не работают. Одним словом, ничего с тобой не случится. Конечно, ни одна человеческая жизнь не обходится без неприятностей, думаю, что и твоя не исключение, но...

— Хорошо, если так, — улыбнулся я. — Знаете, в последний момент мне показалось, что он всё-таки нашёл способ оставить за собой последнее слово.

— Ну, разве что слово! — пожал плечами Лойсо. — Впрочем, последнее слово всегда за тем, кому удалось остаться в живых... Да, и кстати, о живых: я думаю, что ты должен отправиться домой. Угурбадо умер — что тебе ещё здесь делать?!

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.