ФЭНДОМ


Орден Семилистника, Благостный и Единственный (офиц.)магический Орден, знаменитый тем, что в Смутные Времена объединился с королём Гуригом VII в войне против всех остальных магических Орденов. В Эпоху Кодекса — единственный легальный Орден на территории Соединённого Королевства. Главной Резиденцией Ордена является замок Иафах в Ехо.

Своё название Орден получил в честь Сияющего Семилистника — главного талисмана Великого Магистра Нуфлина Мони Маха.
Semilistnik

Белый Семилистник

Цвета Ордена — белый и ярко-голубой.

Также у Ордена есть ряд провинциальных Резиденций: в Гажине, в Гугланде и др.

Ещё задолго до начала Смутных Времён неподалёку от Нунды была построена самая роскошная из провинциальных резиденций Ордена Семилистника. Кто-то из Гуригов — то ли V, то ли VI — даровал им чуть ли не половину земель за Гугландским Заливом, с условием, что Орден возьмёт на себя дополнительную обязанность — будет присматривать за Королевской Каторжной тюрьмой. Ребята из Семилистника построили подземную дорогу между своей резиденцией и Нундой: сочетание практического удобства и романтической таинственности, вполне в их стиле!

Руководство Ордена Править

  • После того, как умер последний из Основателей Ордена Семилистника, его главой стал Нуфлин Мони Мах (из рассказа Лойсо Пондохвы во "Власти Несбывшегося"). По одной из версий, Нуфлин был единственным основателем Ордена, а "отцов основателей" он пригласил для придания большей весомости.
  • Нуфлин очень боялся смерти, поскольку при всём своём могуществе Орден Семилистника так и не изобрел ни одного рецепта вечной молодости...
  • Нуфлин руководил Орденом до своей смерти, то есть до переезда в Харумбу. Перед этим он подробно проинструктировал сопровождавшего его в Харумбу сэра Макса, как должен вести себя кандидат в новые Великие Магистры Ордена Семилистника, чтобы добиться положительного результата. Тот вернулся домой и отдал бесценную записку Джуффину Халли.
  • После этого Орден Семилистника какое-то время оставался без Великого Магистра, и руководство Орденом осуществляли женщины Семилистника во главе с леди Сотофой.
  • С третьего дня сто двадцать третьего года Эпохи Кодекса по настоящее время Орденом руководит сэр Шурф Лонли-Локли. Он занял эту должность по просьбе сэра Джуффина Халли, который твердо пообещал, что непременно подыщет ему замену, максимум через три дюжины лет.
  • Женщинами Ордена (а по непроверенному утверждению сэра Джуффина Халли, и всем Орденом) бессменно руководит леди Сотофа Ханемер.
  • В самом начале Эпохи Кодекса Нуфлин Мони Мах настоял на принятии закона, позволяющего Великому Магистру по своему усмотрению зачислять в Орден Семилистника любого гражданина Соединённого Королевства, не испрашивая его личного согласия. Ну, правда, не всегда, а только в так называемых исключительных случаях. Но какие именно случаи следует считать исключительными, не поясняется. Вполне очевидно, что этот закон был придуман специально для того, чтобы шантажировать богатые семьи, не желавшие иметь ничего общего с правящим Орденом и, тем более, отдавать туда своих детей; затея, насколько мне известно, удалась — в том смысле, что пошла на пользу Орденской казне.

Историческое значение Ордена Править

  • Многочисленные магические Ордена, все как один чрезвычайно могущественные, на протяжении тысячелетий пытались поделить власть в государстве. Король же, какое бы имя он ни носил, в ту эпоху был не самой значительной фигурой в их напряжённой политической игре.
  • Это продолжалось, пока престол не занял Гуриг VII — человек, перекроивший историю. Он нашёл единственного союзника, на которого стоило ставить. Древний Орден Семилистника не только мечтал устранить многочисленных конкурентов, но и с давних времён занимался серьёзным изучением эсхатологических проблем. Великий Магистр Ордена Нуфлин Мони Мах был одним из тех мудрецов, кто вовремя понял, что катастрофа приближается, и с момента своего вступления в должность начал подготовку к серьёзной борьбе с остальными Орденами. Объединившись с Гуригом VII, Орден Семилистника развязал «войну против всех», вошедшую в историю как "Смутные Времена". Безумное столетие закончилось сокрушительной совместной победой Короля и Ордена Семилистника.
  • В тот же день был обнародован Кодекс Хрембера, согласно которому "Гражданам дозволяется использовать Белую магию до пятой ступени, только в своём доме или за стенами города, и Чёрную магию до второй ступени, только в собственном доме и только в медицине и кулинарии". Запрет на занятия магией высоких ступеней ни в коей мере не касается членов самого Ордена Семилистника. Но надо отдать им должное: эти господа обладают знаниями, позволяющими свести к минимуму возможные последствия своих экспериментов. "Экологически чистая" магия — что-то в таком роде.
  • В первые годы Эпохи Кодекса врагам Ордена Семилистника, будь они хоть трижды оправданы Королевским Судом, в столице, скажем так, не жилось. А если жилось, то недолго. Ясно, что доказать причастность адептов правящего Ордена к нескольким дюжинам внезапных смертей никто не брался. Не то чтобы поймать их за руку было невозможно, просто связываться не хотели. Но потом за дело наконец взялся Джуффин, а он, сам знаешь, виртуоз межведомственного шантажа. В результате нескольких раундов переговоров бедняга Нуфлин постарел примерно на три тысячи лет, Тайный Сыск получил некоторые дополнительные полномочия, необходимые нам для нормальной работы, а необъяснимых несчастных случаев с бывшими Магистрами стало на порядок меньше.

Некоторые факты Править

  • Орден Семилистника руководствуется теорией, согласно которой необратимых событий должно происходить как можно меньше. Так надо, чтобы Мир стоял крепче.
  • Орден Семилистника на том и стоит: осторожность и познание, именно в такой последовательности! 
  • Орден Семилистника не любит иметь дело со смертью и мертвецами... Не любит — это ладно; не умеет, — вот что особенно неприятно! Кажется, это их единственное слабое место. 
  • За последние сто лет ребята из Ордена Семилистника напрочь забыли значение слова "быстро"...
  • В Ордене Семилистника даже послушники умеют читать чужие мысли.
  • В Ордене Семилистника основам искусства долголетия учили даже послушников.
  • В старые времена добрая половина сражений между враждующими Орденами была битвами спящих Магистров. А юных послушников Семилистника до сих пор укладывают спать поодиночке, в тесных подвальных помещениях, где нет никакой мебели, кроме брошенного на пол матраса, ради их же безопасности.
  • У членов Ордена Семилистника есть одно сильное место — безопасность. Они на этом натурально помешаны. Все Магистры и даже некоторые послушники способны мгновенно учуять появление чужака на своей территории и дать ему отпор.
  • В Семилистнике отродясь не выставляли вооружённую охрану. Полагались на магию. 
  • Убивать на расстоянии в Семилистнике никто не умеет.
  • Когда человек, состоящий в официальном браке, вступает в Орден, он должен сперва расторгнуть брак, точка. Никаких исключений из этого правила быть не может. Леди Сотофа сказала, что тут даже она ничего не может поделать, потому что каково бы ни было её положение в Ордене Семилистника, а менять его устав она пока не готова.
  • Покойный Нуфлин умел и любил держать окружающих в страхе. Хуже него был только Лойсо Пондохва, сумевший превратить свой страх в ярость. Это лучше, чем ничего, но будем честны, ненамного.
  • Нуфлин Мони Мах в совершенстве владел искусством убеждения, умел расположить к себе и буквально загипнотизировать собеседника, причём без применения магии, чем и воспользовался, будучи в Харумбе, где использовать магию невозможно, чтобы отомстить своим бывшим врагам ("Сундук мертвеца"). Судя по некоторым косвенным сведениям, он обучал этому искусству Старших Магистров своего Ордена (см. эпизод с Отшельником в повести "Чуб земли").

Внешняя политика Править

  • Оппозиция сетует на тиранию Короля и Семилистника. Но они забыли, что такое тирания нескольких десятков могущественных магических Орденов! Кстати, никто из них не следовал пути, требующему отказа от пороков и амбиций.
  • До начала Смутных Времён Орден Дырявой Чаши состоял в дружбе с Орденом Семилистника, Благостным и Единственным, так что был распущен на весьма достойных условиях.
  • Махлилгл Аннох, Великий Магистр Ордена Могильной Собаки и один и самых яростных противников перемен, угодил в Холоми в разгар Смутных Времён. Понадобились совместные усилия дюжины лучших практиков из Ордена Семилистника, чтобы лишить свободы эту во всех отношениях замечательную личность: в то время его побаивались даже Великие Магистры других Орденов, которые, по большому счёту, уже давно утратили способность испытывать страх.
  • Арварох — главная головная боль наших политиков. Если бы не взвешенная внешняя политика короля и Ордена Семилистника, нынешние Арварохские владыки непременно попытались бы подчинить себе весь остальной Мир, как в своё время они подчинили собственный континент... Понимаете, никому не хочется, чтобы владыки Арвароха взялись доказывать собственное превосходство Куманскому Халифату или, например, тому же Изамону. Ребята с ними, ясное дело, не справятся, тогда их послы прибудут в Соединённое Королевство и станут поливать слезами королевские сапоги. После чего в направлении района военных действий отправится пара дюжин подготовленных специалистов из Ордена Семилистника, дабы наглядно продемонстрировать завоевателям, что бывает с индюком в День Чужих Богов...
  • Его Величество задумчиво улыбнулся и провёл рукой по лбу, словно собирался с мыслями. — Вообще-то, идея приглядывать за Магистром Нуфлином пришла ко мне ещё в детстве. Однажды Нуфлин посетил моего отца. Они дружески отобедали вместе. Меня тоже пригласили за стол, поскольку наследник престола обязан присутствовать при некоторых важных встречах, вне зависимости от возраста... Пусть меня убаюкают Тёмные Магистры, если я помню, о чём они беседовали! Зато я отлично помню другое: перед тем как уходить, Великий Магистр Ордена Семилистника, Благостного и Единственного, прихватил со стола драгоценную десертную ложку. Спрятал в рукаве и унёс. Я был так потрясён, что не решился сразу рассказать об этом отцу. А потом как-то повода не было... Кроме того, я уже тогда понимал, что мой отец готов простить Магистру Нуфлину и не такие грешки! Но для себя я решил, что нельзя доверять человеку, способному утащить ложку с твоего стола... С того дня я всегда держу ушки на макушке, если мне приходится иметь дело с Нуфлином или с кем-то из его людей: я до сих пор полагаю, что это — почти одно и то же. Нрав любого Великого Магистра всегда отражался в его учениках, как в галерее зеркал, а уж в Ордене Семилистника и подавно: их устав предполагает очень личную преданность, граничащую с обожанием... 
  • "Сэр Джуффин Халли подружился с Весёлым Магистром, вызнал у него старинное заклинание, лишающее жертву способности пользоваться Безмолвной речью, после чего околдовал и похитил Магистра Нуфлина Мони Маха, спрятал его в своём доме, каждый вечер насильно заставлял играть в крак, делая очень большие ставки, и, одерживая победу за победой, окончательно свёл несчастного старика с ума всего за дюжину дней. А на его место отправил изменившего внешность сэра Кофу Йоха, которого в Семилистнике так любят и уважают, что, даже опознав, решили не разоблачать, рассудив, что от добра добра не ищут..." (из "Книги Несовершённых Преступлений") 
  • Когда с Орденом Решёток и Зеркал было покончено, и его чудом уцелевшие адепты предстали перед Королевским Судом, Орден Семилистника потребовал для них пожизненного заключения в Холоми. Ну, то есть на самом деле Нуфлин мечтал о смертной казни для всех, но в этом вопросе покойный Король был твёрд как скала: смертная казнь — проклятие и погибель для всякого государства, которое решится её узаконить. Поэтому всех врагов Семилистника, которых не успели убить в ходе войны, пришлось отдать Королевским судьям. А те оказались далеко не так суровы, как хотелось бы Нуфлину. Насколько я помню, из женщин Ордена Решёток и Зеркал к пожизненному заключению приговорили только леди Ларию Бам, совершенно безумную старуху.

Женщины Семилистника Править

  • Женщины Семилистника терпеть не могут Нуфлина. Они считают, что по его вине мужчины Ордена стали слишком осторожными, жадными и привязанными к месту. Они не ссорятся с Нуфлином, но и не станут грызть за него чужие глотки. Они просто стоят в стороне. Это нелегко, но женщины умеют стоять в стороне, если захотят.
  • "Эти твари... Эти дерьмоглоты, мои так называемые учителя из Семилистника... Толстожопая старая гвардия почтенных, заслуженных засранцев! За все эти годы они умудрились не научить меня элементарным вещам. Докатились: новичок из Тайного Сыска, — он с отвращением ткнул в Макса пальцем, — знает дыхательные техники, которые позволяют взять эмоции под контроль, а я, Старший Магистр единственного действующего магического Ордена, могу пойти и тихонько погадить в кустах!.. Что это — глупость или трусость, хотел бы я знать?! Старый пердун Нуфлин решил, что, если нас вообще ничему не учить, с нами будет легче справиться. Послушание вместо мастерства — вот наш девиз! И ведь я не тупица — а если и тупица, то не имел пока случая в этом убедиться. Просто нас очень мало и скверно обучают, действительно. Вот женщинам в Ордене Семилистника хорошо: с ними Сотофа возится, а уж она-то..." (Старший магистр Моти Мил)
  • Оказывается, секрет изготовления подобных подушек (дающих в высшей степени реалистичные любовные сновидения) отлично известен женщинам Ордена Семилистника. Называется такая штука "подушка Питрахи", в честь Притты Питрахи, которая сейчас возглавляет Орденский Совет Боевых Умений, а когда-то была юной послушницей, для которой сделали самую первую подушку. Сотофа говорит, больше ни у кого не хватило смелости испытать это чудо на себе. С помощью этих подушек они воспитывают в себе стойкость. Вот подойдёт к тебе любимый, сядет на краешек постели, станет гладить, ласковые слова говорить, а ты гляди на него, пока можешь ничего не чувствовать. Как только шевельнется желание или просто нежность — всё, долой голову с подушки. Пошла, умылась, привела себя в порядок — и снова заниматься. Сотофа говорит, после нескольких лет таких занятий девочки из Семилистника даже известие о грядущем конце Мира встречают с вежливой улыбкой — знаете, это их фирменное выражение лица: "Всё очень мило, спасибо, но неужели вы думаете, что мне есть до вас хоть какое-то дело?"

— Леди Сотофа, я правильно понимаю, что вы научили Типу Брин мастерить эти грешные подушки? — спросил Мелифаро. — Но этого быть не может! Вы же не...
— Разумеется, я не такая дура, — согласилась Сотофа. — И разумеется, этому я её не учила. Наоборот, это Типа научила меня и моих девочек мастерить такие подушки — в обмен на помощь в некоторых делах и несколько простеньких фокусов. У нас, знаешь ли, было деловое соглашение.

  • Да, подушечки пришлись очень кстати... И недостатка в них не было. В ту пору в нашем распоряжении находилось великое множество обречённых. Нуфлин был настроен убивать всех врагов Ордена Семилистника — а значит, почти всех, кто умел колдовать чуть лучше, чем это требуется для приготовления вкусного обеда. Руки у него, конечно, были связаны обещаниями Королю и договоренностями с временными союзниками, но ты сам можешь представить крепость этих веревок...
  • Женщины Семилистника знают не одну тысячу способов наказывать своих личных врагов — и при всём при том никогда их не заводят. С кем враждовать, что делить человеку, чья жизнь посвящена познанию?!
  • Так уж у женщин Семилистника заведено: чем больше у них могущества, тем меньше связей с миром, и только одна Сотофа у всех на виду. Считается, будто она такая грозная, что ей уже всё можно. И это, к слову сказать, чистая правда.
  • Если бы в Семилистник принимали только девственниц, там бы сейчас, пожалуй, вообще ни одной женщины не было. А уж их предводительницу, легендарную леди Сотофу Ханемер, даже к ограде Иафаха не подпустили бы — если хоть сотая часть всего, что о ней рассказывают, чуть-чуть похожа на правду.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.